Туяна Будаева

театровед, театральный критик

Профиль блогера



Издевательский фарс конкурса на пост министра культуры

17.11.2017

По сути, каждая публикация в авторской колонке, это адресное послание, но в данном случае, сегодняшний текст я действительно мыслю, как открытое письмо деятелям сферы культуры и искусств Бурятии

Коллеги, я хочу донести до вас, до профессионального сообщества, что, как специалист, 20 лет профессионально занимающийся анализом процессов, происходящих в театре, и в целом, в культуре и искусстве, как член авторитетного сообщества экспертов - Ассоциации театральных критиков России, я выражаю недоверие итогам второго тура конкурса на должность министра культура Бурятии.

Прежде всего, я не доверяю не только основаниям, на которых сформирован состав деятелей культуры и искусств, вошедших в конкурсную комиссию, я не доверяю тому фантому, который эту комиссию составлял. Почему фантому? Потому, что, непрозрачны как принципы создания комиссий, так и их создатели. Логично думать, что деятелей от культуры и искусств собирал минкульт, но я совершенно точно знаю, что, запрос принять участие в работе конкурсной комиссии в учреждения не поступал, или поступал не официальным образом, и не во все учреждения. Например, театру «Байкал» не предлагали назвать своих кандидатов в комиссию, а худрук одного театра такое предложение получил звонком худрука другого театра, и, между прочим, муж звонившего худрука, в эту комиссию попал…

На мой взгляд, история с формированием ключевого звена открытого конкурса - мутная, и в духе бывшего министра культуры, превращена в издевательский фарс, насмехающийся и над чистотой конкурса, и над нашими с вами надеждами на эту чистоту. Скорее всего, эта, удобная бывшему министру, часть конкурсной комиссии, его запросом и создавалась.

Неудивительно, что неизвестно кем и неизвестно как сформированный состав представителей сферы культуры в конкурсной комиссии, нарушает ряд принципов.

В первую очередь, нарушен принцип независимости экспертов. На самом деле, изо всех сил пытались пустить пыль в глаза, что этот принцип свято чтим. Коллеги, прошу сейчас моё «я» не считать демонстрацией моей исключительности, я пишу «я» потому, что вы не уполномочивали меня говорить за вас, хотя, возможно, что многие из вас разделяют мое мнение. Так вот, я не первый год в нашем, так сказать, пространстве впечатлений. И я вижу, что почти все деятели культуры, вошедшие в конкурсную комиссию, так или иначе, представляют интересы министерства культуры, зависят от него, привержены ему. И я бы с уважением приняла логичное и честное присутствие в комиссии представителя министерства. Тем более, что это позволило бы вместо Донсороновой, Раднаевой, Жамбалова, Добрынина, ввести в комиссию действительно независимых деятелей культуры, например, из числа членов творческих союзов, успешно проигнорированных формирователями комиссии.

Далее. Возрастной состав комиссии. Половина всей комиссии и половина деятелей культуры – пенсионеры. Люди, рождённые в середине прошлого века, как справедливо заметила пользовательница фейсбука, сама, между прочим, пенсионерка. Я уважаю пожилых людей, ценю их опыт, преклоняюсь перед величием их мудрости. Все мы знаем, что не так давно великая театральная планета Анатолий Васильев, снял свой спектакль из конкурса «Золотой Маски», кроме прочих причин, мудро рассудив, что его величина застит дорогу молодым. И действительно, полагать, что возраст, это тот аргумент, который позволяет поколению «дедушек-бабушек» проектировать жизнь поколения «внуков» - не мудро. Хотя бы потому, что в частной жизни, ни один из этих пенсионеров не определяет жизненные выборы своих внуков.

Так пора уже и в общественной жизни проявить уважение к праву молодых жить свою жизнь своим способом.

Но если уж так надо было авторитетность деятелей культуры усилить ещё и возрастом, то наряду с неоспоримым Баиром Дугаровым в этой комиссии непременно должен был быть и неоспоримый Анатолий Баскаков! Как признанный мастер своего дела – режиссёр-постановщик, театральный педагог, и театральный деятель, чьё профессиональное мышление и знание современного театрального процесса, подготовило сегодняшний прорыв театра русской драмы. Чего категорически нельзя сказать о Саяне Жамбалове, тем более, что среди 40-50-летних деятелей культуры и искусств, есть много тех, чья творческая состоятельность несомненно самостоятельна. Например, среди художников и скульпторов. Выбирай – не хочу!

Но, по всей видимости, намеренно не хотели выбирать независимых и самостоятельно мыслящих.

Иначе, коллеги, как объяснить, что молодёжь в комиссии представлена одним человеком, и это не Левицкий, не Артем Баскаков, не Олег Юмов, не Владимир Ткаченко, не Виктор Жалсанов, не Дмитрий Аюров, не Надежда Абзаева, к сожалению, не знаю лично никого из молодых сотрудников национального музея или национальной библиотеки, но, убеждена, что в этих точках сосредоточения интеллекта и знаний, немало найдётся умных, деятельных, и грамотных людей. Но! В стратегии развития культуры, написанной в 2015 году минкультом и подписанной бывшим министром, о творческой молодежи с пренебрежением замечено, что она, молодёжь, неактивна, разобщена, и не склонна проявлять себя. Я даже не буду комментировать это наглую ложь! Но, видимо, исходя из неё, в конкурсной комиссии оказалась девушка, которая ни в какой деятельности в сфере культуры не замечена, в профессиональном сообществе её никто не знает, а в ее аккаунте в соцсети нет ни одного поста о культуре, искусстве, книгах, театре, музыке, кино! Зато много селфи, любимого вида «искусства» бывшего министра. При этом, юному созданию, хватает… мягко говоря, непосредственности, признаться в том, что программы претендентов ей читать было некогда.

Коллеги, каждый из нас может по-разному относиться, допустим, к Баиру Дышенову, но, согласитесь, когда такой член комиссии, решает, быть ли Баиру, с его опытом, с его энергией, с его достижениями не только в культуре, но и в бизнесе, министром, это не случайное, по недомыслию, нарушение этики, это намеренное, циничное, мелкотравчатое оскорбление…

Нарушены при формировании комиссии так же и соображения актуальности. Я читала программы претендентов. Большинство из них понимают, что мы (Бурятия) пытаемся успеть вскочить в «поезд» креативной экономики, экономики знаний. Но оценивать компетентность этих претендентов призваны два представителя ВСГИК, ВУЗа, где до сих пор, в 2017-м году, в учебных аудиториях нет интернета! Пять лет я читала там историю отечественного театра 20-го века и наших дней, видеоматериалов по этому периоду - море, но мне не удалось показать студентам ни одного фрагмента! Потому, что в аудиториях института отсутствует не только интернет, но и компьютеры. Кафедре музееведения ВСГИК давно пора разработать экскурсионный маршрут по учебным аудиториям под названием «Сделан я в СССР!»

Кроме того, минимум две кафедры здесь «учат» менеджеров сферы культуры и искусств, а сфера почему-то испытывает острейший дефицит в менеджерских кадрах. Не только отсутствие социальной и идейной мотивации, но также и отсутствие компетенций, необходимых для работы в «полях», не позволяет выпускникам института работать в сфере, и, как правило, руководители учреждений профессионального искусства избегают брать их на работу, на менеджерские позиции. И очень сомнительно, что представители ВУЗа, ментально застрявшего в прошлом и не способного актуализировать учебный процесс, могут адекватно оценивать кандидатов, которые мыслят категориями эры высоких технологий.

Закономерные вопросы, коллеги, вызывают также и требования к составлению программ, и правила отбора кандидатов. Систему проставления баллов почему-то объясняют не организаторы конкурса в официальных источниках, а, спасибо ей большое, депутат хурала в своем фейсбуке. По программам же видно, что, хотя некоторая структура и была, но четкого ТЗ – технического задания, и его неукоснительного соблюдения, в требованиях не было. А это делает объективность оценок практически невозможной. Потому, что, когда один кандидат застит глаза комиссии бойким перечислением ожидаемого прироста «надОев» на душу населения, измеряемого в деньгах и человекопосещаемости - это одно впечатление. И совсем другое, когда кандидат сам того не понимая, (а, может, и понимая!) предлагает подвергнуть творческую деятельность театров и музеев цензуре, которая пока ещё в нашей стране противоречит нормам Конституции. И совсем третье впечатление, когда кандидатша сплошь и рядом грешит словом «услуга», как будто не в сферу культуры зашла, а в салон красоты, и при этом планирует привести в соответствие с международными стандартами архивы… нет, не Бурятии, а какого-то автономного округа! А уж когда всерьез утверждается, что сегодня Бурятия единственная территориальная точка в мире и субъект Российской Федерации, где есть органы государственной власти!......... Тут вообще складывается ощущение, что кто-то существует в какой-то своей реальности.

И бог бы с ними, с чужими реальностями, но беда в том, что именно кандидата, чья программа как раз шокирует плотностью когнитивных диссонансов на каждый сантиметр текста, и кандидатшу, собравшуюся заниматься архивами чьего-то автономного округа, комиссия провела в третий тур. И у нас есть немало шансов, чтобы наша реальность пересеклась с реальностью этих претендентов, у который вообще отсутствует профессиональный, в сфере культуры и искусств, понятийный аппарат, а их программы, это поток утопического сознания.

Я считаю, что либо члены комиссии не читали программ, либо всё заранее решено, а вернее так – не читали программ, потому, что им сказали, кого надо провести в третий тур. В общем, перед нами настолько бесстыжий фарс, что его даже не потрудились разыграть качественно. Никакими другими аргументами одиозно некомпетентные итоги второго тура объяснить нельзя! Причём, организаторы этого «конкурса» настолько уверены в себе, в своей праве, как угодно манипулировать правилами конкурса, общественным мнением, и решением Главы республики, что на втором туре почему-то в комиссии вместо девушки, которую никто в культуре не знает, оказался главный врач «Диамеда». И не просто оказался, а даже спрашивал у некоторых претендентов, готовы ли они работать, например, в должности заместителя министра культуры?

Коллеги! А не заняться ли и нам распределением должностей в здравоохранении?!

Или, как культурные люди и профессионалы, мы всё-таки останемся при деле, которому мы посвятили свои жизни? Именно жизни, потому, что никому из нас не надо объяснять, что, например, чтобы в 22-23 года получить диплом консерватории по классу композиции, или фортепиано, надо сесть за инструмент в 5-6 лет…

Я со всей ответственностью утверждаю, что наряду с программами Турбянова и Ковалёвой, программы наших коллег – Доржиевой, Дышенова, Дугаржапова, и, отчасти, Жалсанова, стопроцентно конкурентоспособны! Они написаны профессионалами, которые знают реалии нашей сферы, трезво оценивают сегодняшнюю ситуацию, как кризисную, у них есть инструментарий для успешного выхода из кризиса, есть полноценное современное понимание культуры, не как дотационной сферы услуг, а как основы жизнеспособности нашей республики. Программы Турбянова и Ковалёвой – отличные, эти кандидаты по праву прошли в третий тур. Но в программах наших коллег чувствуется та пассионарная энергия, которой нам сейчас так не хватает, для того, чтобы придать новые смыслы и новую динамику нашему с вами делу. Программы наших коллег демонстрируют тот интеллектуальный, творческий, и деловой потенциал, которым обладаем мы с вами, наша с вами среда, и в котором комиссия, своим решением, нам отказала…

Поэтому, коллеги, я итоги второго тура расцениваю как вызов нам, профессиональному сообществу.

При этом, уважаемые, я никого ни к чему не призываю. Как известно, каждый выбирает по себе и меч, для битвы, и слово, для молитвы. Но, я хочу сосредоточить ваше внимание, коллеги, вот на чем. За 10 месяцев работы в Бурятии, Глава республики не встретился, наверное, только с нами, с деятелями культуры и искусств. Мельком был он только на двух культурных мероприятиях – объявлении итогов телеконкурса «Танцует все!» и «Голосе кочевников». Кроме того, поездив по республике, пообщавшись с народом, Алексей Цыденов, ещё в начале лета определил пять приоритетных сфер развития – промышленность, сельское хозяйство, туризм, здравоохранение, образование.

Культура оказалась не в приоритете. И мне кажется, я знаю почему? Нас с вами Глава знает только посредством министерства культуры. Того самого ведомства, в котором начальник отдела искусств о нашей с вами деятельности сквозь зубы цедит фразами, типа «ну, пусть NN попиликает на своей… скрипочке», а бывший министр публично, в телеинтервью, утверждает, что поддерживать всех, каждый коллектив, надо не потому, что это его долг, смысл его работы, а потому, что если поддерживать кого-то одного, то другие тут же накинуться и съедят. Словом, нас с вами, наше с вами дело, нашу миссию, в глазах Главы и всего местного политического, так сказать, истеблишмента, представляют люди, которые к нам и к нашей деятельности относятся как барыньки и барчуки к челяди - со спесивой брезгливостью. Это, с одной стороны. А с другой стороны - бесконечная клоунада бывшего министра. Которая создала соответствующий имидж и всем нам.

Думается, по образу этому мы и имеем такой «конкурс», который имеем…

Но, коллеги, мне бы не хотелось, чтобы мы шельмовали саму идею конкурса. В начале, когда было объявлено количество претендентов, кто только не пошутил по поводу пятнадцати человек на сундук с мертвецом, подразумевая под мертвецом, конечно же саму нашу среду, нас. Так вот, шутки про мертвеца, а так же раздавшийся было после отставки Цыбикова плач «кто же, если не он?!» - преждевременны. Конкурс проявил в некоторых его участниках новые грани личностей, характеров, талантов. Конкурс поманил шансом наконец-то получить министра культуры, за которым не маячит никакой клан, никакая местная илита (слово «Элита» уж слишком красиво для наших местных родо-земляческо-номенклатурно-коррупционных связей), более того, проведи комиссия в третий тур кого-либо из наших коллег, был бы шанс получить в итоге министерство мечты. Потому, что каждый из наших, не поражен чиновничьими фобиями, у каждого за плечами такой личный успешный опыт, такие реальные достижения в деле, что никто из них не боится конкуренции, и собрал бы команду равных себе. Благодаря конкурсу стало понятно, что сфера культуры, именно та среда, которая способна генерировать качества, обеспечивающие развитие - критическое мышление (потому, что в министры «снизу» идут те, кто критически оценивает настоящее), активную жизненную позицию, страстное желание меняться к лучшему.

Коллеги, мы с вами в кресле министра культуры кого только не видели! И мальчиков-зайчиков, и девочек-припевочек, и «пионеров»-пенсионеров, и филологов, и историков, и разжалованных партократов, и разных других карьеристов. Теперь, для разнообразия, хотелось бы, чтобы дело нашей жизни возглавил: а) профессионал, с базовым образованием в сфере культуры и искусств - чтобы не приходилось ему объяснять, что сфера культура не предлагает услуги, а создаёт культурные ценности, а государство не может руководить литературным процессом; б) зрелая личность, реализующая себя не в селфи и снэпчатах; в) человек дела. Потому, что «ренессанс бурятской культуры», как назвал последствия своей деятельности бывший министр, это на самом деле, всё те же авгиевы конюшни постсоветского развала, которые «Лоренцо Великолепный», чуждый негламурным геркулесовым подвигам, расчищать не стал, а лишь залакировал их и ароматизировал.

А теперь к тому, что было до него, прибавилось то, что стало при нём.

Потрясают следующие факты: 1) было 29 учреждений культуры и искусств, стало 19; 2) 67 строений в сфере культуры ветхие, или аварийные; 3) 52% архивных материалов, хранятся в таких условиях, что в случае ЧС, сохранность документов не гарантирована; 4) в длинные выходные 4-6 ноября, на карте культурной активности (сайт минкульта) «светились» Улан-Удэ, Багдарин, Турунтаево, Новоселенгинск, то есть, из 21 одного сельского района республики, культурно отдыхали лишь в трёх! При этом, 64 мероприятия проходили в Улан-Удэ, и, главным образом, в самом центре города, и только три ДК - «Рассвет», им. Вагжанова, и «Авиатор», функционировали на окраинах…

Будем ли мы всё-таки разгребать этот «ренессанс», или снова займемся ароматизацией - это зависит от будущего министра культуры. Жаль, что получим мы его не в результате честной борьбы равных с равными. Но, в конце концов, министр, это явление преходящее, в конце концов, министр, это не профессия, и, как показали итоги второго тура, в министры может проскочить любой. Но это не сделает его одним из нас. Профессиональное сообщество, это все-таки профессиональное СООБЩЕство. Да, коллеги?


Туяна Будаева, театровед, театральный критик, член Ассоциации театральных критиков России.





Уважаемые читатели, все комментарии, не соответствующие действующему законодательству, контенту сайта (в том числе наличие каких-либо ссылок) и элементарным нормам культурного поведения удаляются автоматически.
Социальные комментарии Cackle
^