Станислав Эрдынеев

Юрист

Профиль блогера



Минные поля банкротства или цена одного неуведомления

04.02.2014

Каждый раз, когда мне приходится сталкиваться с федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)» причем во всех его редакциях, я постоянно прихожу к выводу, что авторы этого нормативного акта преследовали цель не оздоравливать предприятия, а добивать их по принципу «грабь награбленное». Исполняя его, подвергаются грабежу и рядом стоящие кредиторы, причем все это облачается в судебные формы, выносимые от имени Российской Федерации. А сам закон изначально, в настоящее время (и еще неизвестно сколько будет) позволяет самым иезуитским способом нападать от имени арбитражных управляющих на тех у кого можно отобрать ликвид. В первую очередь – деньги.

Одним из ярких подтверждающих тому примеров является нижеописанные связанные между собой споры в арбитражных судах, которые дошли до самой вершины – Президиума ВАСа РФ. У них странным образом совпадали результаты рассмотрений – первую инстанцию (Бурятия) истец выигрывал, вторую (Чита) - проигрывал, третью (Иркутск) выигрывал и четвертую (Москва) истец также выигрывал. Соответственно, ответчик считал победы только в Чите.

…Общество с ограниченной ответственностью «Домострой», когда-то вполне, успешно возводившее благоустроенные дома на территории столицы Бурятии в какой-то момент стало неплатежеспособным и стало готовиться к процедуре банкротства (в конце 2010г.)

За год до этого, когда Общество было в активном состоянии, оно взяло кредит в «Сбербанке» на сумму 134 миллиона рублей для строительства многоквартирного дома в 110 микрорайоне города. Банк по своему обыкновению максимально обеспечил возврат кредита – все расчеты заемщика проводились через Сбербанк, вся семья директора ООО стала поручителем по кредиту, сам объект – многоэтажный дом вместе с землей был оформлен в залог, все имущество учредителей и директора ООО (квартиры, машины, земельные участки) также ушли под залог по кредиту.

Необходимо заметить, что крупный займ оформлялся именно для завершения строительства дома – по государственному контракту с Минобороны РФ все расчеты, в т.ч. списания по долгам проводились в обслуживающем банке – «Сбербанке». Через некоторое время дом был сдан в эксплуатацию, деньги от Заказчика поступили на расчетный счет Подрядчика, откуда были списаны в счет погашения кредита перед банком.

Исполненной сделкой были все довольны. Минобороны - получил дом на 78 квартир, подрядчик ООО «Домострой» – прибыль, Сбербанк – полный возврат кредита с процентами. Списание денежных средств произошло 06 апреля 2010г. и этот день, по моему мнению, может считаться самым черным днем в многолетней истории Бурятского филиала Сбербанка.

И вот почему.

Дело в том, что согласно договора между банком и заемщиком (строительной организацией) списание денег в безакцептном порядке могло быть. Но с уведомлением заемщика, причем в письменной форме. А этого банком сделано не было. В тот момент, находясь в эйфории возврата остатка кредита (а это 83 млн. руб.) никто на это не обратил внимание, либо просто не придал этому значение.

Зато на это обратила внимание, конкурсная управляющая Дарима Бадмажапова, которая изучила бухгалтерию должника и грозно материализовалась перед банком в ходе начавшейся процедуры банкротства (дело № А10-3546/2010). Ровно через год после списания денег.

Посчитав, что безакцептное списание Банком со счета ООО «Домострой» 83 миллионов, произведенное в счет досрочного погашения остатка кредита привело к предпочтительному удовлетворению требований Банка перед другими кредиторами, конкурсный управляющий Бадмажапова Д.Д. обратилась в арбитражный суд с иском о признании недействительной сделки по безакцептному списанию денег со счет заемщика.

Удовлетворяя заявленные требования, суд первой инстанции исходил из отсутствия у Банка при сложившейся ситуации права на безакцептное списание спорной суммы в счет досрочного погашения кредитного договора, как не обладающей признаками просроченной задолженности, и наличия предусмотренных пунктом 1 статьи 61.1 и статьей 61.3 Федерального закона от 26.10.202 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» оснований для признания оспариваемой сделки недействительной.

Разрешая спор, суд первой инстанции исходил из того, что с учетом установленных законодательством о банкротстве презумпций, конкурсный управляющий должен был доказать предпочтительность удовлетворения требований Банка перед другими кредиторами. А банк должен был доказать обоснованность списания средств по договору. И в этот момент банк понял, что уведомление в адрес заемщика о списании без акцепта - у него отсутствует.

Это, казалось бы простое, обстоятельство стало главенствующим в споре. Я представляю, какие в банке были «разборы полетов» в поисках крайнего, но я знаю точно, что составить и направить письменное уведомление в свое время банку не составляло никакого труда, потому что офис ООО «Домострой» (ул. Бабушкина 13б) находился в тот момент в трехсот метрах от здания Сбербанка (ул. Терешковой 3б).

Уведомление можно было направить по почте, по факсу, либо просто унести через дорогу. Но в банке никто этого своевременно не сделал.

Согласно договора между банком и Застройщиком следовало, что бухгалтерская отчетность за 2009г. должна была быть сдана до 01 апреля 2010г., а в банк должна быть представлена в срок до 07 апреля 2010г., т.е. на следующий день после проведенной Банком операции по списанию спорной суммы. Однако Банк, не дожидаясь срока представления ему бухгалтерской отчетности, поспешил в тот же день списать поступившие 06.04.2010г. от Минобороны на счет должника денежные средства.

Все вышеназванное свидетельствует о том, что ОАО «Сбербанк России», имея по условиям кредитного договора право проверять финансовое состояние и хозяйственную деятельность заемщика, а также при условии действия разумно и проявления требующейся от него по условиям оборота осмотрительности, не мог не сделать вывод о наличии у должника признаков неплатежеспособности или что он вскоре станет неплатежеспособным.

18 июля 2011г. Арбитражный суд Бурятии в лице судьи Михаила Бурлакова иск конкурсного управляющего удовлетворил – сделку по списанию денежных средств признал недействительной и в качестве реституции взыскал со Сбербанка … 83 миллиона рублей!

Это означало, что с банка взыскали по сути его же деньги, которые он получил в качестве возврата кредита! Могу представить взволнованные чувства юриста Жанны Юраневой, которая являлась представителем банка на том процессе.

Банк обратился в Четвертый апелляционный арбитражный суд в г. Читу и там успешно продавил решение в свою пользу, отменив взыскание с самого себя любимого.

Но, конкурсная управляющая обратилась в свою очередь в третью инстанцию (г.Иркутск), где все представители вновь схлестнулись в битве за деньги банка. Три представителя были со стороны Сбербанка и десять юристов со стороны кредиторов. Всем было понятно, что банк будет биться насмерть, учитывая, что головной офис Байкальского филиала Сбербанка также располагается в Иркутске (в Улан- Удэ – отделение банка).

После жарких дебатов, суд кассационной инстанции ФАС ВСО 15 февраля 2012г. принял свое постановление – решение Арбитражного суда Бурятии о взыскании 83 миллионов оставить в силе, а постановление апелляционной инстанции – отменить.

Развивая успех, сторона кредиторов во главе с управляющей стала требовать от суда Бурятии исполнительный лист, который в виду ходатайства и давления банка не выдавался. При этом банк мотивировал тем, что будет подавать надзорную жалобу в Высший Арбитражный суд России, что и было вскоре сделано.

Тогдашний председатель АС РБ – В. Иванов удержал паритет интересов, не дав состояться взысканию в пользу должника, у которого, понятным образом, обратно взыскать ничего бы не получилось.

Тем временем, банк разродился надзорной жалобой в Москву и в качестве обеспечения исполнения судебного акта Бурятии внес на депозит суда спорную сумму – еще 83 миллиона рублей.

Взыскание было приостановлено.

14 мая 2012г. Высший Арбитражный суд РФ поставил точку в этом споре, отклонив жалобу Сбербанка. Поспешность банка по списанию денежных средств всего на один (!) день от предусмотренного договором, а также без предварительного уведомления об этом должника повлекло взыскание с банка астрономической суммы в 83 миллиона рублей.

В скором времени, конкурсная управляющая добилась взыскания, и полученные деньги растворились среди многочисленных кредиторов должника.

Преследуя цель максимально выжать банк, управляющая подает второй иск – о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами еще в сумме 13 миллионов рублей за период с 06.04.2010 (дата незаконного списания, признанного недействительной) по 20.02.2012 (дата уплаты взысканных и полученных 83 миллионов).

21 июня 2012г. Арбитражный суд Бурятии в лице судьи Галины Борголовой иск полностью удовлетворяет и взыскивает дополнительно со Сбербанка еще 13 миллионов рублей.

Сбербанк снова подает апелляционную жалобу и решение отменяется.

Но третья инстанция, а за ней ВАС РФ вновь поддерживают выводы первой инстанции и отменяют читинское апелляционное постановление.

Банк снова «запопал» на круглую сумму.

Как слабое утешение, частично возместившее потери банка, стало обращение в суд общей юрисдикции – Октябрьский районный суд города с иском о взыскании 127 миллионов рублей с поручителей с одновременным обращением взыскания на залог на личное имущество.

При этом, соответчиками по делу стали все поручители и залогодатели по кредиту.

20 апреля 2012г. Октябрьский суд в лице судьи Зинаиды Номогоевой, с учетом заявлений ответчиков о применении срока исковой давности по поручительству, взыскал своим решением 23 миллиона рублей, а в остальной части банку отказал (около 104 миллионов рублей). В дальнейшем, главный ответчик произвел погашение этой суммы перед банком путем передачи недвижимого имущества.

Небольшое упущение банка при контакте с заемщиком, привело к огромным имущественным потерям на минном поле банкротства, которое от настоящего минного поля отличается тем, что карта от него отсутствует вовсе.

Закон о несостоятельности, а вслед за ним судебная практика (арбитражная) просто странным образом обязывают проверять и перепроверять контрагентов, чтобы в дальнейшем Вас не обвинили в «неосмотрительности», либо в «не проявлении должной заботливости». При этом, ни о каком нормальном гражданском обороте речи быть не может, если завтра к вам придут и отберут на основании закона о банкротстве ваше же имущество. Являясь кредитором по сделке, вы рискуете стать в дальнейшем ответчиком в деле о банкротстве и по кругу ходить по судам. При этом ссылки на «добрую совесть» судами мало воспринимаются. Там где совесть не нужна, все эмоциональные обсуждения о ней (добрая она или злая) значения не имеют.



Уважаемые читатели, все комментарии, не соответствующие действующему законодательству, контенту сайта (в том числе наличие каких-либо ссылок) и элементарным нормам культурного поведения удаляются автоматически.
Социальные комментарии Cackle
^