Глава Бурятии дал интервью федеральному порталу 



Алексей Цыденов рассказал «Клубу Регионов» о напутствии президента, о том, какие задачи считает первостепенными и с какими трудностями столкнулся, приехав в республику. 

О президентском резерве 
  
- Как известно, 
ряд губернаторов недавно был включён в президентский резерв, в том числе там есть и ваша фамилия. Для чего вас зарезервировали на этот раз? 

- О том, что я включён в резерв, я узнал из СМИ. Меня, как говорится, не спрашивали об этом ни до, ни после, ни во время. Но мне, безусловно, льстит такая оценка, но я так понял, что это резерв Главного командования, своего рода скамейка запасных. Иными словами, это не набор претендентов на какие-либо конкретные должности, а некая оценка потенциала. Это мое мнение. 

- А вы не выясняли в администрации президента, к чему теперь вам надо готовиться?

- Я могу сказать только одно: я никогда туда не просился, но почему-то всегда там оказывался. Я даже не знаю, с чьей подачи, кто ходатайствовал и включал меня в списки, и не очень понимаю, как вообще идёт отбор туда. Но это, повторюсь, приятно, потому что в первую очередь даёт понимание, что твою работу оценили, каким-то образом отметили полученные результаты. В любом случае заявлять, что мне это безразлично, было бы неправдой. Когда я был в предыдущих резервах, у нас там были разные курсы, повышение квалификации, тренинги, и они были привязаны к какому-то конкретному виду деятельности. Я работал в аппарате правительства, когда был сформирован первый подобный резерв еще Собяниным в 2010 году, и он назывался «высший резерв управленческих кадров». Тогда же я проходил первые тестирования, потом год мы учились, причём с отрывом от основной работы по неделе каждый месяц. Это очень много, скажу я вам, и даже своего рода роскошь – иметь неделю учебы раз в месяц. После этого снова проходили различные тестирования, но, признаюсь, никогда не думал, что окажусь в итоге главой региона. 

- А дальше как вы видите свою карьеру? Вы ведь достаточно молоды, чтобы два срока – и в Совет Федерации.

- Сейчас я скорее придерживаюсь принципа: делай, что должно, и будь что будет. И я исхожу в первую очередь из того, что мне нужно в республике сделать так, чтобы были заметны позитивные изменения, и результаты моей деятельности люди могли реально оценить и сказать, что действительно стало лучше. При этом нужны не отдельные успехи, а необходимо выйти на устойчивый тренд развития и создать систему, которая и при мне, и без меня могла бы стабильно работать, чтобы потенциал, который есть у республики, реализовывался. А как там дальше будет, пока не загадываю. И я вовсе не пытаюсь сейчас лукавить, поверьте. Могу сказать точно одно, что пока мой внутренний настрой – не связывать всю свою жизнь с госслужбой. Хотя, когда я в 2006г. пришёл из бизнеса в Минтранс РФ, думал: два года поработаю и вернусь назад в бизнес. Но вот уже 12 лет на госслужбе. 

Выйти на 7% роста реального сектора экономики

- А если смотреть не в долгосрочной перспективе, а определить ближайший горизонт, то какие краткосрочные задачи вы как губернатор для себя видите сейчас?

- Среди самых острых задач назову проблему с третьей сменой в школах и очереди в детские сады, которые надо ликвидировать. Кроме этого, на повестке экологические мероприятия: очистные сооружения и мусорные полигоны, ликвидация накопленных свалок. Среди производственных задач – создание новых производств здесь, в республике. И это не лозунги, а конкретные предприятия, часть которых уже работает. Так, мы уже готовы к запуску производства самолётов, запустили производство электроприборов, строим теплицы, которых у нас никогда не было. Ещё один большой мегапроект, который, надеюсь, тоже у нас получится, – это производство гидроцеллюлозы. Это очень значимый для республики проект. В общем, работаем по разным направлениям, и пока у нас получается. В целом по экономике мы для себя поставили планку выйти на 7% роста реального сектора экономики ежегодно. 

Претензии оппонентов 

Если перейти к политической составляющей, в чём вас оппозиция сейчас обвиняет? Вы уже полтора года как работаете в республике. Накопилось, наверное, претензий у оппонентов?

- В том, что я бурятский язык не знаю (улыбается). Чаще звучат со стороны оппозиции популистские заявления: «А что такого сделал Цыденов?» Все в таком роде в большинстве случаев, без какой-то конкретики. 

- А вам есть что ответить на это? Насколько вам кажутся эти обвинения несправедливыми?

- Это всё конкурентная политическая борьба и не более того. Результаты нашей работы есть, и результаты, на мой взгляд, достаточно хорошие. Мы не кричим о них на каждом углу, но и не замалчиваем. Для примера. Мы на 25% снизили стоимость электроэнергии. Какой ещё регион может этим похвастаться? 1,7 млрд – это сумма экономии бурятского бизнеса за последний год только за счёт этой меры. Снизили и для населения стоимость электроэнергии на 4%, но с учётом того, что планировался рост на 4%, то по факту можно говорить о снижении на 8%. У нас существенно вырос объём дорожного строительства; мы зашли в такой проект, как улан-удэнские очистные сооружения, и первую очередь уже сдали. Начали создавать онкокластер с центром ядерной медицины. Полный цикл исследований: диагностика, производство фармпрепаратов и лечение. Сейчас при поддержке президента республика получила почти 3 млрд руб. на достройку онкоцентра, при этом мы привлекли инвесторов, которые за внебюджетный счёт строят ПЭТ-сканер и циклотрон. Линейный ускоритель уже у нас есть, и с вводом новых объектов мы получим на выходе онкокластер с самым современным в мире набором оборудования и технологий.

В общем, нам есть чем отчитаться, и есть результаты, за которые не стыдно. 

Два хаба в Бурятии 

- У вас рядом Китай, Монголия, поэтому вопрос трансграничной экономики не праздный. Знаю, что вы намерены реализовывать проект транзитного хаба. Когда он воплотится и начнет давать результаты?

- У нас на самом деле два хаба будут. Первый – авиационный. Наш аэропорт получил пятую степень свободы воздуха, режим открытого неба. Таких аэропортов в стране только три: во Владивостоке, Сочи и у нас, в Улан-Удэ. Что нам даёт режим открытого неба? Транзитные перевозчики могут без всякого дополнительного разрешения осуществлять посадку в Улан-Удэ. Трансмагистральные лайнеры могут у нас приземляться при необходимости для заправки, например, или использовать как аэродром подскока. Это открывает большие перспективы. К нам уже с сентября полетят монголы. Совсем недавно мы побывали в американском Анкоридже – это пятый в мире аэропорт по объёму грузовых перевозок. И там мы как раз презентовали наш аэропорт со статусом открытого неба. Анкоридж очень заинтересован, поскольку для них через Улан-Удэ открываются Средняя Азия и Ближний Восток. Совсем другие перспективы появляются. 

Кроме этого, у нас добавились новые внутренние рейсы, лоукостер «Победа» к нам теперь летает, мы вошли в субсидированную программу и цену билета смогли снизить. За счёт своих средств организовали регулярное сообщение с северными районами республики, которого раньше не было, и жителям приходилось либо двое суток ехать на поезде через Тайшет, либо лететь с пересадками через Иркутск. С появлением постоянного расписания и пяти рейсов в неделю удалось снизить стоимость билета с 11 до 6–7 тыс. руб. 

Второй хаб – автомобильно-железнодорожный. Но хаб сам по себе не означает, что все будет сосредоточено в одной точке, сейчас у нас на рассмотрении несколько заявок, но их суть едина – обработка грузопотока, следующего из Китая и Монголии, и здесь уже сортировка и распределение. У нас уже подписано соглашение с ОАО «РЖД» и компанией «СГ-транс». На станции Тальцы появится хаб для обработки железнодорожных отправлений и автомобильных перевозок. Кроме этого, уже подписано соглашение с агентством «Россвязь» и его подразделением спецперевозок по перевозке интернет-отправлений: товаров, которые идут через интернет-торговлю. Это большое направление, которое растёт каждый год. Так что мы полностью намерены использовать все преимущества нашего географического положения. 

«Люди тут хорошие, ты их не подведи»

- Какими словами вас президент напутствовал при назначении?

- Мне больше запомнились слова, которые он сказал, когда приезжал в августе прошлого года перед выборами. Понятно, что все отчитывались, докладывали об обстановке и так далее. И уже перед отлётом около трапа он мне сказал: «Алексей, конечно, у тебя тут всё непросто, но люди хорошие. Ты их не подведи». Это было сильно. И слова эти я себе постоянно повторяю: «…Люди тут хорошие, ты их не подведи».  

Уважаемые читатели, все комментарии, не соответствующие действующему законодательству, контенту сайта (в том числе наличие каких-либо ссылок) и элементарным нормам культурного поведения удаляются автоматически.
Социальные комментарии Cackle

Читают сейчас

^