Марина Ушакова

Профиль блогера



Лингвистическая конфронтация

07.12.2013

Язык должен объединять, но сейчас в Бурятии он стал камнем преткновения. Отчаявшись, сыны и дочери своей земли, приходят к выводу о том, что преподавание языка сможет решить все проблемы и возродить бурятский…

"Язык не пойдёт в ногу с образованием, не будет отвечать современным потребностям,
если не дадут ему выработаться из своего сока и корня, перебродить на своих дрожжах".

Владимир Даль

Казалось бы, проблема постепенного исчезновения бурятского языка не возникла из ниоткуда. В Улан-Удэ она приобрела очертания уже давно, в деревнях же стала проявляться чуть позже. Бурятский - язык сильного народа, который стойко терпел все превратности судьбы. Но - это живой организм, который рождается, подпитывается или наоборот теряет силу… и даже умирает. Ни для кого не секрет, что бурятский язык сейчас находится в весьма истощённом состоянии. И вот у населения возникла идея фикс. Неожиданно. Резко, окончательно и бесповоротно - вернуть язык в массы. За счёт детей. Но вспомним, что было до этого.

Отказаться от ненужного предмета

Неожиданно споры о преподавании бурятского языка начались около года назад. И как всё «удачно» совпало. Тут и республиканский закон об образовании обсуждали, и внезапно выяснилось, что, согласно закону о языках (от 1992-ого года), учить бурятский язык вовсе необязательно. Здесь школы и взбунтовались. Марафон начала Бичура. Добившись через суд необязательности такого школьного предмета. Многие школьники тогда пожали плечами, родители ликовали, учителя бурятского языка поняли всю «напрасность» своего существования. Согласно неофициальным опросам, среди школьников учить бурятский готовы лишь около 10%. Цифра, конечно, колеблется. Но вполне ясно, что большинство просто не понимает, зачем им это, собственно говоря, это нужно.

Интересно, что у общественности сегодня совсем другая позиция. Бурятский необходим, без него никак нельзя. Предки осерчают, источник засохнет. Власти ситуацию прочувствовали. Поэтому, очевидно, в скором времени, придётся всё же язык то всем учить. Хотя министерство образования и пыталось пойти по нашему в Бурятии любимому толерантному пути… Но на сей раз с толерантностью не прокатило. У кого же власть пошла на поводу?

Общественность в данном случае - это люди, которые чего-то достигли, люди с чёткой гражданской позицией, часто состоятельные. Могут ли здесь они говорить за всех людей?

Пожалуй, нет. Услышаны те, кто громко кричал. Да и понятно, что стыдно многим порой говорить о своём нежелании учить родной язык.

Ещё или уже

Страх тех людей, что борются за свой язык - понятен. По сути, общество сейчас расколото не только на тех, кто за сохранение языка и против, но и на тех, кто считает , что ещё рано или уже слишком поздно. Пожалуй, ни для кого из нас, живущих на этой земле, начать изучать его сегодня не поздно. Вот только многие считают, если преподавание бурятского вернуть в программу и сделать обязательным, то язык вернёт былую силу. И, как по мановению волшебной палочки, все на нём тот час заговорят.

Однако так не бывает. Школа - это прекрасно. Но вы подойдите к выпускнику школы, который учил английский. Хорошо ли он говорит? Естественно, это далеко не всегда. И это при популярности английского языка во всём мире. И это при множестве методических разработок по преподаванию этого языка.

Какие же разработки у нас в части преподавания бурятского? Когда я открываю учебник для младших классов, и там ничего непонятно даже мне. Когда в словаре я часто не могу найти нужного слова. Когда отдельных приложений в виде схем, разработок по запоминанию слов, элементарно сборников правил - просто нет. Как учить язык? Если ты что-то не уловил на уроке, всё. Это конец. Для взрослых - это нечто принципиальное… а для многих детей - просто трагедия.

Большинство детей, успевающих по бурятскому - это те, у кого в семье на нём говорят. Потому что, сколько в фонетике ни упражняйся, сколько правил ни зубри, чувство языка приходит только в среде.

Кто скажет спасибо?

Об этом, кстати, часто говорят переводчикам. Не окунувшись в среду хоть раз, язык учить очень сложно. Среда - это когда надписи на изучаемом языке, по радио - этот же язык, песни на нём, вся литература, разговоры на улицах… У нас этого нет.

Недавно наткнулась на один аргумент в пользу обязательного преподавания, что детей при рождении не спрашивают, просто погружают в среду…и они начинают говорить. Получается, прежде всего, взрослые должны выучить язык. Потом, они должны периодически говорить по-бурятски, тренироваться и создавать среду. И только потом заводить детей. Сюда добавим ещё, что должно быть финансирование фильмов на бурятском, развлекательных передач, радиопередач, переводов классических произведений, публикаций современных авторов, пишущих на бурятском языке, переводов учебной литературы, дабы было возможно обучение на бурятском языке, реклам на бурятском, переводов компьютерных программ, и прочего, и прочего. Потянет ли это республика?

Ведь среду должны создавать мы сами, вводить моду на бурятский, если угодно. Писать стихи, петь песни, просто говорить. И тогда мы с вами захотим смотреть передачи на бурятском, то есть у них появится зритель и им просто придётся продвигать язык, потому что на него будет спрос, скажем так. Появятся энтузиасты, которые будут сами переводить литературу. Да, возможно, это будет не так масштабно. Но лучше по-настоящему любить свой язык, быть честным, а не учить его, стиснув зубы. Впрочем, пока нет среды - не поможет ни один закон, ни десять.

Не потерять язык = Не потерять себя

Моя бабушка работала врачом когда-то в бурятской деревне, учила язык с нуля. То была среда. Прабабушка знала бурятский и монгольский в совершенстве, прожила много лет в Монголии. Опять же среда. Времена изменились, изменилось и отношение к языку. С точки зрения лингвистики, это, в общем-то, явление закономерное. Искусственно развивать язык очень сложно. В современных условиях наиболее востребованным становится тот язык, где слова покороче, да и грамматика попроще. Многие лингвисты считают, что так, однажды, русский язык будут изучать как мёртвый.

Но, если говорить о языке бурятском, то нам есть, чем гордиться. Язык всё ещё жив, и он будет жив до тех пор, пока на нём говорят друг с другом хотя бы несколько человек. И если каждый из нас будет почитать своих предков, передавать уважение и любовь к традициям из поколения в поколение, мы не потеряем язык. А, значит, не потеряем и себя.

А пока страшно смотреть, как люди разных национальностей в пылу споров теряют свои лица, раскалывая наш маленький, но самобытный мир, под названием Бурятия. Идёт настоящая борьба. А борьба ни к чему хорошему, обычно, не приводит.



Уважаемые читатели, все комментарии, не соответствующие действующему законодательству, контенту сайта (в том числе наличие каких-либо ссылок) и элементарным нормам культурного поведения удаляются автоматически.
Социальные комментарии Cackle
^